Большой старт для агропрома

17

Российское сельское хозяйство получило новый толчок для роста

ПОЛТРИЛЛИОНА НА ПОДДЕРЖКУ ЭКСПОРТА

Проект «Экспорт продукции АПК», подготовленный в рамках реализации майского указа Президента РФ, был презентован Дмитрием Патрушевым на «Золотой осени-2018». По данным Минсельхоза РФ, общий объем финансирования проекта на весь период его реализации составит почти 407 млрд руб. Согласно паспорту проекта, основными направлениями продажи зерна являются страны Африки, Юго-Восточной Азии, государства Персидского залива и Китай. Продукцию масложирового комплекса, рыбу и морепродукты, мясо и молоко помимо указанных направлений планируется поставлять еще в Индию и Японию.

Мероприятия проекта разбиты на четыре основных направления — изменение структуры экспорта, в том числе в пользу продукции высокой степени переработки (см. диаграммы), устранение торговых барьеров и открытие перспективных рынков, создание экспортно ориентированной товаропроводящей инфраструктуры и, наконец, формирование эффективной системы продвижения и позиционирования российской сельхозпродукции на зарубежных рынках.

ДО ОСНОВАНЬЯ, А ЗАТЕМ…

Львиная доля средств — более 300 млрд руб., предусмотренных проектом, будет направлена на прямую финансовую поддержку аграриев. При этом реализация нацпроекта потребует принципиальных изменений в части субсидирования сельхозпредприятий. Патрушеву предстоит фактически демонтировать существующую и построить новую систему субсидирования сельхозтоваропроизводителей.

Новая система господдержки аграриев во многом скопирует новую систему субсидирования промышленных предприятий, что логично — Минсельхоз наряду с Минпромторгом РФ является соисполнителем нацпроекта «Международная кооперация и экспорт», также запущенного в рамках исполнения майского указа Президента РФ. Реформа господдержки промышленности была инициирована вице-премьером Правительства РФ Дмитрием Козаком после его встречи с Владимиром Путиным в октябре прошлого года, в ходе которой он заявил о неэффективности и непрозрачности действующей системы, не предусматривающей каких-либо обязательств при получении бюджетных средств и фактически субсидирующей чистую прибыль компаний.

Минсельхоз РФ установит годовые лимиты субсидий практически для всех отраслей АПК — пищевой и перерабатывающей промышленности, масложировой отрасли, рыбы и морепродуктов, зерновых культур, продукции мясной и молочной промышленности, а также производителей других сельскохозяйственных товаров. Каждая отрасль получит план по наращиванию доли экспорта в 2024 г.; предприятия отрасли, желающие участвовать в нацпроекте, в свою очередь должны представить ведомству погодовой план по достижению заявленных показателей.

Уникальность новой программы в том, что, по сути, ее участники смогут получить у государства беспроцентный кредит сроком на 12 месяцев — в первый год размер субсидий будет рассчитываться исключительно на основании обещаний производителей. Если заявленные показатели не будут достигнуты, предприятие в течение шести месяцев обязано будет вернуть субсидию в бюджет государства; процент за использование субсидии начнет начисляться лишь по истечении полугода.

Помимо этого, Министерству сельского хозяйства РФ предстоит усовершенствовать, а, возможно, также принципиально изменить механизм поддержки малого бизнеса, поскольку действующая система также показала свою неэффективность. В декабре прошлого года Счетная палата РФ подвергла критике существующие подходы к субсидированию МСП в агропроме в рамках Госпрограммы развития сельского хозяйства. Вывод аудиторов — государство тратит на эти цели слишком много, в то время как позполучателей таких субсидий в общей массе сельхозтоваропроизводителей менее 2%.

«Доля получателей субсидий весьма небольшая: в 2017 году гранты получили 3,3 тыс. крестьянско-фермерских хозяйств, то есть всего 1,6% от их общего количества в Российской Федерации, — отмечается в аудиторском заключении. — При этом доля произведенной ими продукции составила только 0,6% от общего объема сельхозпродукции. В то же время те субъекты малого предпринимательства, которые воспользовались этими мерами, смогли получить положительный эффект от их применения. Так, если средние темпы прироста товарной продукции, произведенной всеми субъектами малого предпринимательства в сельском хозяйстве в 2017 г., составили 12,1%, то у организаций, получивших гранты в 2013-2015 гг., этот показатель достиг 53,8%, что позволяет говорить об эффективности мер господдержки».

Согласно выводам аудитора Счетной палаты Алексея Каульбарса, озвученным им на коллегии ведомства, низкий спрос сельхозпроизводителей на предложенные государством меры поддержки обусловлен непоследовательностью действий Минсельхоза РФ по управлению программой. «Системная оценка результативности предоставляемых субсидий госпрограммой не предусмотрена. Практически ежегодно меняются размеры грантов и подходы к направлениям их использования», — отметил аудитор.

Кроме того, Минсельхоз РФ недостаточно эффективно контролировал расходование средств бюджета в рамках данной программы, региональными аграрными ведомствами, что породило появление коррупционных рисков. Проверка Счетной палаты показала, что конкурсный отбор потенциальных грантополучателей осуществлялся региональными комиссиями с нарушением установленных правил: в 2017 г. гранты в размере 82,7 млн руб. были предоставлены «живым мертвецам» — кооперативам, которые на момент конкурса деятельность не осуществляли и не имели выручки от реализации продукции.

В Счетной палате считают, что подобные нарушения помешают Минсельхозу исполнить задачи проекта по поддержке фермеров в рамках майского указа президента. Представители ведомства между тем уже заявили, что министерство уже разработало меры по устранению недостатков:
— Мы согласны со всем объемом выявленных нарушений и уже утвердили план системных мер, которые позволят в достаточно короткий срок устранить все нарушения, — заявил на коллегии Счетной палаты присутствующий там статс-секретарь заместителя министра МСХ РФ Иван Лебедев.

СТРАНЕ НУЖЕН БРЕНД

Презентуя проект «Экспорт продукции АПК», Дмитрий Патрушев сегодняшнее состояние транспортной инфраструктуры назвал серьезным препятствием для развития экспорта сельхозпродукции. Сегодня в более выигрышном положении оказываются компании, работающие в географической близости от портовых и перевалочных мощностей. Остальные при выходе на внешние рынки больше теряют на транспортировке своей продукции, чем получают от ее экспорта. В целях ликвидации данного неравенства, нацпроектом предусматривается строительство новых распределительных центров — три будут построены до конца 2022 г., еще три — к окончанию срока действия нацпроекта. Кроме того, система товаропроводящих путей претерпит изменения и в части наращивания портовых и перевалочных мощностей и развитие цифровых технологий в логистике.

— Сейчас номинальная мощность перевалки зерна российских портов составляет 52,7 млн т., — рассказывал Дмитрий Патрушев на встрече с Президентом РФ в октябре 2018 г. — Фактическая за 2017 год она составила 40 млн т. По прогнозу Минсельхоза России, к 2024 году мощность только перевалки зерна должна достичь 77,7 млн т, то есть увеличится на 25 миллионов.

Мероприятия по устранению внешнеторговых барьеров, в числе которых участники рынка называют ветеринарные, сертификационные и тарифные ограничения, разработчики проекта оценили в 18 млрд руб. Будет поддержана и работа Российского экспортного центра — в том числе на субсидии РЭЦ, а также на создание системы продвижения российской сельхозпродукции за рубежом, продвижение российских брендов и региональных суббрендов и развитие сельхозатташе, в бюджете программы предусмотрено 9 млрд руб.

Некоторые участники рынка считают, что поддержка в части маркетинга и продвижения российской аграрной продукции за рубежом — весьма существенный инструмент увеличения поставок на внешние рынки. Например, заместитель генерального директора по развитию внешнеэкономической деятельности Торговой компании «Ресурс-Юг» (входит в Группу агропредприятий «Ресурс») Ренат Шигапов, что поддержка Российского экспортного центра очень важна, в особенности при выходе российских компаний на рынки Юго-Восточной Азии и Северной Африки, где преобладает мусульманское население:

— Государства этих регионов предъявляют жесточайшие требования к качеству и безопасности импортируемой продукции, и зайти на эти рынки без поддержки госорганов, в частности, такого институционального партнера, как РЭЦ, невозможно.

Между тем активному экспорту готовой брендированной продукции может помешать отсутствие сильных страновых брендов.

— Таких, например, как голландский сыр, итальянский пармезан или испанский хамон, — говорит директор Совэкона Андрей Сизов.

ФУНДАМЕНТАЛЬНЫЙ ИМПОРТ

«Мы решили основные задачи по продовольственной безопасности. Нашей стране самим небом, как принято говорить, предназначено кормить всю планету» — таков, в представлении российского премьера Дмитрия Медведева, потенциал российского АПК.

Однако чтобы следовать этой высокой миссии, нашей стране, превратившейся за 15 лет из нетто-импортера в нетто-экспортера продовольствия, предстоит решить проблему импортозависимости в части средств производства, которая сегодня оценивается экспертами как критическая — по подсчетам специалистов НИУ ВШЭ, доля импорта в данном сегменте составляет от 40 до 60% в зависимости от отрасли. В числе наиболее крупных статей импорта — продукция сельскохозяйственного и пищевого машиностроения, средства защиты растений, кормовые аминокислоты, племенная продукция, семенной материал.

Зависимость от импорта в пищевой промышленности составляет порядка 60%, а по некоторым видам оборудования превышает 80%. Так, Россия импортирует 100% оборудования для резки и упаковки хлебобулочных изделий до 100%, 85% автоматов для закатки жестяных банок, порядка 90% овощесушильных комплексов. При общем объеме рынка семян в 50 млрд руб. доля импортированного семенного материала превышает 20 млрд руб.

Российская аграрная наука — а без нее, ясное дело, невозможно говорить о снижении импортозависимости в сфере средств производства, продолжает испытывать острый финансовый голод. Конкурируя на глобальных рынках с ведущими поставщиками продовольствия, РФ, вложившая в 2018 г. в аграрную науку не более $700 млн, существенно отстает от них по масштабам поддержки сельскохозяйственных наук: США вкладывают в науку и технологии порядка $10 млрд, Индия — $3,9 млрд, Китай — $3,1 млрд, Корея — $1,6 млрд, Нидерланды — $1,4 млрд. При этом даже страны, сопоставимые с Россией по уровню государственной поддержки сельскохозяйственной науки, например, Турция или Аргентина, существенно опережают ее по темпам роста данного показателя.

Ситуация осложняется еще и тем, что вложения в аграрную науку никогда не окупаются быстро, если окупаются вообще. Неудивительно, что крупнейшие производители предпочитают покупать импортные средства производства, а не вкладываться в разработку отечественных.