Острая бюджетная недостаточность: рецепт «лечения»

33

Как реализуется в Татарстане программа самообложения граждан

36 ИЗ 85

Одной из важнейших проблем нынешней бюджетной политики России — острая недостаточность доходной базы местных бюджетов для решения местных же проблем.

— Эта база зачастую такова, что решать вопросы местного значения, которые возложены на муниципальные образования, практически невозможно, — открывая тему на расширенном заседании комитета Совфеда РФ по федеративному устройству, региональной политике, местному самоуправлению и делам Севера, говорил спикер Госсовета РТ Фарид Мухаметшин. — Тем не менее Минфин Российской Федерации отмечает рост поступлений в местные бюджеты средств самообложения граждан: по данным ведомства, в 2017 г. он увеличился на 12,4% по отношению к 2016-му и составил 240 млн руб.

Сам по себе факт отраден. Но при взгляде на географию проведения самообложения, невольно возникает вопрос: это сами россияне настолько равнодушны к месту, где они живут, или это местные власти не дают гражданам стать активными участниками собственной жизни? В прошлом году самообложение проводилось на территории 1687 муниципальных образований, что составляет всего 7,6% от общего их числа в России.

САМООБЛОЖЕНИЕ КАК ФОРМА САМОСОХРАНЕНИЯ

Размер предоставляемых из бюджета региона средств максимальный среди российских субъектов — на каждый рубль, собранный с населения, из казны выделяется 4 рубля. В общей сложности за пять лет для софинансирования самообложения Татарстан выделил почти 3,2 млрд руб.

Референдумы о проведении самообложения проводятся в муниципальных образованиях Татарстана раз в год в один и тот же день — в третье воскресенье ноября. В прошлом году они прошли в 827 сельских и 17 городских поселениях республики (всего в регионе 872 сельских и 39 городских поселений). Максимальная сумма самообложения в 2018 г. составила 2 тыс. рублей (минимальная — 100 руб.).

Очень показателен тот факт, что столь внушительные по сельским меркам деньги сдавали даже жители совсем небольших деревень. Например, жители деревни Татарская Чильча Агрызского района при соотношении 19 голосов «за» и всего один «против» (а всего в деревне проживает 23 избирателя) решили собрать средства на ремонт дороги. Ту же сумму посчитали подъемной все 9 избирателей деревни Медведка Ивановского сельского поселения Лениногорского района — их средства и средства бюджета будут направлены на содержание дорог в зимнее время и обеспечение первичных мер пожарной безопасности. Эти примеры — самая наглядная иллюстрация того факта, что люди готовы вкладываться в сохранение и развитие места, где они прожили всю жизнь.

В общей сложности на референдумах голосовали более 565 тыс. татарстанцев. В шести поселениях, увы, референдумы были признаны несостоявшимися, поскольку участие в голосовании приняло менее половины избирателей. Однако, по мнению председателя комитета Госсовета РТ по государственному строительству и местному самоуправлению Альберта Хабибуллина, рассказавшему сенаторам о реализации самообложения в Татарстане, произошло это вовсе не по вине местных жителей:

— Значит, недостаточной была агитация, работа с населением, невысокий авторитет отдельных представителей местной власти в поселениях и недоверие к ним избирателей.

СЛИШКОМ ВЕЛИКА ДЛЯ САМООБЛОЖЕНИЯ

Казань — одно из немногих муниципальных образований в республике, где самообложение не проводилось: в городе с населением более 1,2 млн человек провести сход или референдум невозможно.

— По сути, с организационной точки зрения референдум в таком городе, как Казань, — это выборы, — объясняла на заседании комитета Совфеда сложность проведения подобных мероприятий замглавы Казани Людмила Андреева. — Но даже если Казгордума — а именно в ее полномочиях принять подобное решение, решит провести референдум, она, согласно законодательству, должна будет четко сформулировать цели, на которые будут собираться средства граждан. Учитывая размер города, неизбежно возникнет конфликт интересов — жители одной части города вряд ли проголосуют за строительство дороги или благоустройство сквера в другой.

Тем не менее участие жителей крупных городов в программе самообложении имело бы ровно тот ж эффект, что и самообложение в небольших муниципальных образованиях — люди вовлекались бы в процесс принятия решений на местном уровне, становились более заинтересованными в создании комфортных условий и гораздо трепетнее относились бы к объектам социальной инфраструктуры, потому как нет более эффективного стимула беречь имущество, как вложить в него собственные деньги.

ТАТАРСТАН МОЖЕТ ПРЕДЛОЖИТЬ….

Преодолеть противоречие можно было бы, разрешив проводить референдумы и сходы внутри городских поселков (в Казани, например, их более 70, и в части из них работают собственные органы местного самоуправления) — с такой инициативой на заседании комитета по региональному развитию Совета Федерации выступили Людмила Андреева и Альберт Хабибуллин. При этом участниками самообложения в городских поселках им видятся не только их жители, но и предприниматели, ведущие свою деятельность на их территориях — владельцы магазинов, аптек, автозаправок и т.п. Полномочия же о проведении в поселках референдумов, сходов или собраний населения должны быть, согласно предложениям, предоставлены представительному органу населенного пункта (в случае со столицей Татарстана — Казанской городской думе).

…И НАУЧИТЬ

И статистика самообложения в Татарстане, озвученная Альбертом Хабибуллиным, и предложения представителей Татарстана, касающиеся совершенствования его механизма, сенаторами были встречены довольно бурно. Глава комитета по федеративному устройству Олег Мельниченко призвал своих коллег по верхней палате парламента разработать механизм, который «позволял бы решать вопросы самообложения граждан и дополнить те поправки, которые уже были приняты для всех категорий населенных пунктов».

Некоторые участники заседания предложили немедля определиться с ведомством, которое координировало бы эту работу, — им, по мнению парламентариев, могло бы стать, например, Минэкономразвития РФ.

Однако самым эмоциональным было, пожалуй, резюме члена указанного комитета Николая Рыжкова, который в развитии самообложения и тиражировании опыта Татарстана на другие регионы видит важность с политической точки зрения даже больше, чем с экономической:
— Это политический вопрос — уважение к своей стране, к месту, где ты живешь. Это воспитание патриотизма, о котором говорят так много, зачастую при этом никак не подкрепляя сказанное делами. Чтобы поднять Россию, достичь к 2024 году заявленных целей, необходимо развивать не только крупные центры, но и все территории, все регионы. Есть хороший опыт Татарстана. И нам надо хорошо подумать, как применить его на территории всей страны.